ya

Зелёный Чай из Японии

Александр Селезнёв, Япония

Previous Entry Next Entry
Alexander
ya
teacompany
Alexander

В рабочий полдень

Рабочий полдень, за оконом тихо тлеет сентябрьское солнце. Сижу за компом, работаю, пытаюсь сосредоточиться. Но, хоть убей, не могу, так как этажом выше, где живёт кучка беспечных японских студентов - веселуха - ржут-не-могут, шуточки рассказывают, корки мочут, ухахатываются студентики на всю Ивановскую. Особенно один, с высоким писклявым тембром голоса, до коликов захихикался, тварь. Проблемный какой-то. Убью его первым.


Я уже отвлёкся от работы и рисую в своём воображении картины кровавого возмездия: "Беру кухонный нож, нет - два, и поднимаюсь на третий этаж. Звоню в дверь. Мне открывает писклявик. Пищит мне о чём-то. Всаживаю ему нож прямо в грудину, в область сердца. Оставляю своё оружие торчать между рёбрами писклявика, медленно сползающего по дверному косяку с остекленевшим взглядом. Зря посещал лекции...


Перешагиваю через разрастающуюся лужу крови со словами "Сицурей симасу ("Извините, что потревожил") и прохожу в комнату. Там ещё двое, на вид аспиранты, с более зрелым выражением глаз чем у покойного писклявика. "О диссертации можете уже не переживать..."

Один сидит за столом, пьёт зелёный чай. Я сам фанат зелёного чая, поэтому чаелюба убью последним.Третий встаёт с дивана, будто хочет мне что-то возразить. Мне некогда ссориться: тычком в область кадыка бросаю его обратно на диван. Продолжая давить на горло, энергично вспарываю аспирантскую брюшину, раза три-четыре. Оставляю истекать кровью - скоро сдохнет, вон как уже зрачки закатил.

Поворачиваюсь лицом к чаелюбу. Он уже успел вскочить с табуретки, инстинктивно сжимая в руках заварочный чайник, которым, по видимому, хочет обороняться. Мне звонят на скайп. Приставив нож к горлу последнего аспиранта, говорю ему: "Тётто маттэ нэ" (Подожди немножко!", достаю из кармана айфон: "Алло, добрый день ... Вам нужна тойота эстима, гибридная?... Да, около миллиона рублей во Владивостоке, комплектация G подороже будет. ... Хорошо, да. Сейчас я в дороге, давайте я Вам перезвоню через полчаса, ок?".

Кладу трубку и возвращаюсь к разговору с уже успевшим позеленеть от ужаса аспирантом. Говорю: "О-матасэ" (Извини, что заставил ждать") и протыкаю его горло резким выпадом вперёд. Фонтанирующая кровь заливает стол и стоящую рядом табуретку. Омерзительно. С трудом выкручиваю из холодеющих рук чайный заварник. Ему он уже не нужен. Лёгкий. Красная глина. Да, это знаменитая керамика Токонамэ.

Рабочий полдень, за оконом тихо тлеет сентябрьское солнце. Сижу за компом, работаю, пытаюсь сосредоточиться. Но, хоть убей, не могу, так как этажом выше, где живёт кучка беспечных японских студентов, - веселуха: ржут-не-могут, шуточки рассказывают, корки мочат, ухахатываются студентики на всю Ивановскую. Особенно один, с высоким писклявым тембром голоса, до коликов захихикался, тварь. Проблемный какой-то. Убью его первым.


Я уже отвлёкся от работы и рисую в своём воображении картины кровавого возмездия: беру кухонный нож, нет - два, и поднимаюсь на третий этаж. Звоню в дверь. Мне открывает писклявик. Пищит о чём-то. Всаживаю ему нож прямо в грудину, в область сердца. Оставляю своё оружие торчать между рёбрами писклявика, медленно сползающего по дверному косяку с остекленевшим взглядом. Зря посещал лекции...

Перешагиваю через разрастающуюся лужу крови со словами "Сицурей симасу (извините, что потревожил)" и прохожу в комнату. Там ещё двое, на вид аспиранты, с более зрелым выражением глаз, чем у покойника. О диссертации можете уже не переживать...

Один сидит за столом, пьёт зелёный чай. Я сам фанат зелёного чая, поэтому чаелюба убью последним.Третий встаёт с дивана, будто хочет что-то возразить. Мне некогда ссориться: тычком в область кадыка бросаю его обратно на диван. Продолжая давить на горло, энергично вспарываю аспирантскую брюшину, раза три-четыре. Оставляю истекать кровью: скоро сдохнет, вон как уже зрачки закатил.

Поворачиваюсь лицом к чаелюбу. Он уже успел вскочить с табуретки, инстинктивно сжимая в руках заварочный чайник, которым, по-видимому, хочет обороняться. Мне звонят на скайп. Приставив нож к горлу последнего аспиранта, говорю ему: "Тётто маттэ нэ! (Подожди немножко!)" - достаю из кармана айфон: "Алло, добрый день ... Вам нужна тойота эстима, гибридная?... Да, около миллиона рублей во Владивостоке, комплектация G подороже будет... Хорошо, да. Сейчас я в дороге, давайте перезвоню Вам через полчаса, ок?"

Кладу трубку и возвращаюсь к разговору с уже успевшим позеленеть от ужаса аспирантом. Говорю: "О-матасэ (извини, что заставил ждать)" - и протыкаю его горло резким выпадом вперёд. Фонтанирующая кровь заливает стол и стоящую рядом табуретку. С трудом выкручиваю из холодеющих рук чайный заварник. Ему он уже не нужен. Лёгкий. Красная глина. Да, это знаменитая керамика Токонамэ.

Перешагиваю через трупы недавних весельчаков и возвращаюсь к себе. "Как же всё-таки хрупка и мимолётна наша жизнь!" - думаю я, садясь за рабочий стол.

Posted by Alexander Seleznev on 24 сен 2016, 00:02


?

Log in

No account? Create an account